Характеристика мирового и национального фармацевтического рынка




Мировой фармацевтический рынок. Получить представление о месте, которое занимает фармацевтический рынок среди других секторов мировой экономики, позволяют данные, публикуемые на протяжении 20 лет лондонской газетой Financial Times о 500 ведущих компаниях мира. При этом основным критерием оценки компаний является показатель размера рыночной капитализации (стоимости, полученной в результате умножения числа выпущен­ных акций на их рыночную цену), рассчитанный по состоянию на конец сентября каждого года. В качестве единой валюты рей­тинга FT 500 используется доллар США.
Оценивая положение фармацевтической отрасли за последнее пятилетие, можно отметить, что доля фармации в общем объеме рыночной капитализации 500 ведущих мировых компаний начи­ная с 1997 г. составляла 13 %. В рейтинг 1998 г. вошло 25 фармацевти­ческих компаний, которые в совокупности по рыночной капита­лизации заняли третье место среди остальных секторов экономи­ки, пропустив вперед только коммерческие банки и компании, предоставляющие услуги телефонной связи.
В 1999 г ., несмотря на сохраняющееся количество фармацев­тических фирм в списке 500 ведущих мировых компаний, фар­мацевтический сектор в целом по суммарной капитализации с третьей позиции 1998 г . переместился на пятую, пропустив на этот раз вперед не только банки и телекоммуникационные ком­пании, но и разработчиков программного обеспечения и произ­водителей компьютерной техники. Список фармацевтического сектора пополнился новыми компаниями, что связано с актив­но протекавшим процессом слияния, ставшим основной тен­денцией мирового фармбизнеса конца XX в. Достаточно только вспомнить наиболее крупные из них за последнее время — погло­щение компании American Cyanamid корпорацией American Home Products, приобретение фирмой SmithKline Beecham у Isthmian Kodak фармацевтического отделения Sterling Health, слияние Glaxo и Wellcome, а также швейцарских Ciba и Sandoz (новый концерн Novartis), шведско-американское слияние компаний Pharmacia и Upjohn. В середине ноября 1998 г. два крупнейших европейских про­изводителя фармацевтической продукции Hoechst (Германия) и Rhone-Poulenc (Франция) опубликовали совместное заявление о будущем слиянии. Тогда же новый консолидированный концерн получил свое название — Aventis. Штаб-квартира нового концерна находится в г. Страсбург (Франция). В декабре 1999 г . объединение было завершено. В начале декабря 1998 г . о своем намерении объе­диниться объявили шведская компания Astra и английская фирма Zeneca. В мае 1999 г . в Париже было объявлено о слиянии двух французских компаний Sanofi и Synthelabo. Объединившись, новая компания заняла второе место во Франции и шестое место в Ев­ропе, а также вошла в двадцатку фармацевтических компаний мира (ее годовой оборот составлял 35 млрд франц. франков). Слияния вызваны стремлением ведущих мировых фармацевтических ком­паний усилить свое положение на рынке и повысить рыночную стоимость (размер рыночной капитализации). Кроме того, тягу к объединению руководители фармацевтических компаний объяс­няют значительным увеличением стоимости фармацевтических ис­следований и ростом затрат на продвижение продукции. Аналити­ки IMS Health — International Marketing Service Health (Междуна­родная маркетинговая служба) подсчитали, что на первые десять наиболее продаваемых продуктов фармацевтической промышлен­ности в 2001 г. было израсходовано более 40 % общего количества средств, потраченных на продвижение лекарств на рынок, а зат­раты по первым 50 продуктам составили 85 %.
В 2000 г. по оценкам аналитиков произошли феноменальные слияния, приведшие к образованию двух гигантов фармацевти­ческой индустрии. Компания Pfizer, поглотившая компанию Warner-Lambert, вышла на первое место с 7%-й долей мирового объема продаж лекарств, а закончившееся в конце декабря слияние та­ких крупных фармацевтических компаний, как SmithKline Beecham и Glaxo Wellcome, привело к созданию второй по величине компа­нии GlaxoSmithKline (6,9 % мирового объема продаж лекарствен­ных препаратов). Объемы продаж каждого из этих гигантов по всему миру в 2001 г. превысили 26 млрд долл. США.
Несмотря на падение суммарной капитализации крупнейших фармацевтических компаний мира, вошедших в ТОР 500 (мировой рейтинг крупнейших компаний), с 1,8 трлн долл. США в 2001 г. до 1,6 трлн долл. США в 2002 г., относительные позиции отрасли не только не ослабли, но даже укрепились, позволив фармацевтичес­кому сектору занять второе место вслед за банковской сферой.
Показателен факт, что более половины компаний, фигуриру­ющих в рейтинге, представляют США. Это лишний раз подтверж­дает доминирование американских компаний на мировом фарма­цевтическом .рынке. Такое положение является следствием тради­ционно более строгой ориентации американских компаний на текущие требования рынка и максимального подчинения этим требованиям деятельности всех своих структур, особенно иссле­довательских подразделений. Высокая оперативность в разверты­вании исследований по наиболее актуальным проблемам медици­ны позволяет им часто опережать европейских коллег и быстро захватывать значительную долю мирового рынка на самых при­оритетных направлениях.
Анализируя ситуацию на мировом фармацевтическом рынке по заданию комиссара промышленности и торговли Европейско­го сообщества (ЕС) Э. Лииканена, профессор Ф. Памолли также пришел к выводу, что в 90-е гг. XX в. американские фармацевти­ческие предприятия стали конкурентоспособнее европейских. Так, если доля мирового фармацевтического рынка в начале 1990 г . между Европой и США делилась как 26,5 % и 32,4 % соответствен­но, то в начале 2000 г . это соотношение составляло 26,7 % для Европы и 40,2% для США. В период 1990-1995 гг. расходы на научные исследования и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) европейских фармацевтических компаний превосходили затраты американских, а к началу XX в. расходы США почти на 4 млрд. евро превысили вложения в научные исследования евро­пейцев.
В резюме доклада констатируется, что потеря конкурентоспо­собности Европой стала результатом нестандартности в работе индивидуальных фирм в разных странах.
В Великобритании, Дании, Швеции и Ирландии наблюдается прогресс в отличие от Германии и Италии. Крупные многонацио­нальные европейские предприятия могут конкурировать с анало­гичными американскими. В докладе комиссару ЕС даны следую­щие рекомендации:
повысить ценность научных фундаментальных исследований путем сильного финансового стимулирования и реорганизации системы (расширить теоретические и практические исследования в биотехнологических науках; создать систему дифференцирован­ного предоставления средств из бюджета и условия для конкурен­ции среди исследовательских учреждений; разработать интегри­рованную европейскую систему продвижения продукта вместо отдельных национальных систем);
объединить в сеть системы академических и промышленных исследований для целенаправленных прикладных исследований;
расширить исследования в фармацевтической промышленно­сти за счет собственных ресурсов и сотрудничество с университе­тами или новыми биотехнологическими предприятиями;
способствовать большей конкуренции и интеграции в европей­ский рынок здоровья (усилить патентную защиту для инноваций, отменить регулирование в беспатентном секторе и в сфере рас­пределения, создать конкурентные системы снабжения и увели­чить финансирование здравоохранения, изменить механизм доплат).
На основе результатов исследования Европейской федерации ассоциации фармацевтической промышленности (EFPIA — Euro­pean Federation of Pharmaceutical Industries Associations) для улучшения функционирования европейского фармацевтического рынка были поставлены следующие цели:
увеличение финансирования потребностей лекарственного обес­печения населения;
более эффективное использование средств, отпускаемых для сохранения здоровья населения;
ускорение поступления новых ЛС на рынок;
информирование пациентов о терапии их заболеваний и о воз­можности получения необходимых сведений;
отмена всех барьеров при допуске ЛС на рынок;
недопущение поглощения рынков при расширении Европей­ского союза на Восток.
Мировые лидеры фармацевтической индустрии имеют поли­направленный характер деятельности. Это объясняется, с одной стороны, требованиями рыночной конкуренции, а с другой — особенностями современного уровня фундаментальных и приклад­ных научных исследований, на который вышло большинство из них. Это достижения в области современной генетики, органи­ческого синтеза, биотехнологии и др. Благодаря научным иссле­дованиям в 1999 г. на мировой фармацевтический рынок поступи­ли лекарственные препараты, содержащие 32 новые активные суб­станции, в 2000 г. выпуск инновационных Л С пополнился еще на 43 единицы, в 2001 г. было зарегистрировано 37 новых активных субстанций (НАС), из которых более 30 % составляли продукты, полученные на основе новых биотехнологий. Предполагается, что тенденция общего уменьшения количества НАС и увеличения доли биотехнологических продуктов сохранится как минимум в бли­жайшее десятилетие.
Перспективность разработок в области биотехнологии подтвер­ждает весьма динамичное развитие американской корпорации Amgen (название представляет собой аббревиатуру, в пер. с англ. — прикладная молекулярная генетика), которая со 190-й позиции в 1998 г . переместилась к 1999 г . на 100 позиций вверх и продолжает свое дальнейшее развитие. Занимаясь исследованиями в области технологии рекомбинантных ДНК, молекулярной генетики, кле­точной инженерии для целенаправленного создания лекарствен­ных препаратов, компания Amgen выпускает ЛС, применяемые для стимуляции гемопоэза, повышения иммунитета, а также в области нейробиологии. Лекарственные препараты от анемии эйпоген и стимулятор иммунной системы нейпоген обеспечивают около 90% общего объема продаж этой компании. Почти четверть своего дохода компания тратит на исследования и развитие про­изводства. Она имеет соглашения о совместных исследованиях с рядом крупных фирм, включая Johnson & Johnson и Kirin (япон­ская пивоваренная фирма, активно расширяющая фармацевти­ческое производство).
Говоря об ассортиментном портфеле компаний, находящихся в верхней части рейтинга в связи с их высокими затратами на исследовательскую деятельность, следует отметить, что у каждой из них есть один или несколько современных наукоемких препа­ратов, претендующих на значительные доли рынка. В последнее время в ассортиментной политике лидеров особое внимание уде­ляется стратегии создания мегабрэндов (блокбастеров).
Мегабрэнд (или блокбастер) — это продукт, удовлетворяющий следующим характеристикам:
объем его продаж во всем мире составляет более миллиарда долларов ежегодно, начиная со второго года после выпуска ле­карственного препарата в торговую сеть, с пиковыми объемами продаж, превышающими несколько миллиардов долларов;
распространение продукта очень широко — до 60 стран в тече­ние двух лет со дня появления препарата на рынке.
Если в 1992 г. было всего 4 таких лекарства, то в 1998 г. число мегабрэндов составляло 29, а к 2002 г. их количество возросло до 66 наименований. Доля общемирового фармацевтического рынка, занимаемого блокбастерами, возросла с 6 до 45 %. Создание ме­габрэндов определяется распространенностью заболевания (напри­мер, онкология, остеопороз, тромбоз, сердечно-сосудистые бо­лезни и др.), широтой охвата населения, ценовым потенциалом.
При этом только пять фармацевтических компаний имеют в своем активе более двух мегабрэндов (GlaxoSmithKline — 9, Pfizer — 8, Merck — 5, Bristol Myers Squibb и Johnson & Johnson — no 4). Еще восемь компаний имеют по два блокбастера. Европейским компа­ниям принадлежит 28 % мегабрэндов, компаниям США — 68 % и 4 % — Японии. Например, Pfizer владеет такими блокбастерами, как понижающий уровень холестерина липитор (объем продаж в 2001 г . — 6,4 млрд долл.), антигипертензивный препарат норваск (962 млн долл.), антидепрессант зофолт, противоэпилептическое средство нейропоэтин, препарат для повышения потенции виагра, революционное антиревматическое средство целебрекс. При­чем целебрекс, виагру и липитор можно уже отнести к супер-блокбастерам, так как каждый из этих лекарственных препаратов достиг миллиардного объема продаж в долларовом эквиваленте всего за год. Бестселлером компании Merck является гиполипидемическое, гипохолестеринемическое средство зокор, у фармацев­тической фирмы ScheringPlough — это антигистаминное средство кларитин, для AstraZeneca — средство для лечения язвенной бо­лезни лозек, Eli Lilly имеет в ассортименте таких лидеров продаж, как антидепрессанты прозак и зипрекса.
На положение фармацевтических компаний в мировом рей­тинге существенное влияние оказывают:
окончание сроков патентной защиты производимых компани­ями оригинальных препаратов;
размещение производства в странах с дешевыми ресурсами;
особенности интенсификации потребления ЛС (рецептурный отпуск, заболеваемость и др.);
ограничения ряда стран по расширению границ фармацевти­ческого рынка (регистрация, лицензирование и др.);
часто опережающие темпы роста инвестиций в исследователь­ские проекты над темпами роста продаж готовой продукции;
горизонтальный интеграционный рост, заключающийся в сли­яниях фирм и оптимизации расходов на производство и последу­ющее продвижение продукции.
Некоторые аналитики полагают, что горизонтальная интегра­ция может со временем перерасти в глобальное разделение труда, когда за развитыми странами Северной Америки, Западной Европы, а также Японией, Австралией и некоторыми другими странами окончательно закрепится статус «мозговых центров» производства.
Несмотря на различия в геополитических условиях развития и функционирования ведущих фармацевтических фирм, характер­ными для них являются не только инвестиции в перспективные научные исследования, обоснованный выбор стратегии развития (в том числе ассортиментной), но и активное создание стратеги­ческих альянсов с исследовательскими центрами и другими фар­мацевтическими компаниями. Например, компания Aventis в 2001 г . заключила соглашение с фармацевтической фирмой Millennium о технологическом кооперировании для реализации 11 новых про­ектов по выпуску лекарственных препаратов для лечения воспа­лительных заболеваний; концерн Bayer AG и компания GlaxoSmithKline являются партнерами по подготовке ЛС, предназна­ченного для лечения нарушений эрекции варденафил, к продаже на рынке Европы (начало продаж — первая половина 2003 г.).
В 2001 г. темп роста объема продаж на мировом фармацевтиче­ском рынке увеличился, превысив показатели 2000 и 1999 гг. Об­щий объем продаж, по данным экспертов IMS Health, составил в ценах производителей 397,4 млрд. долл. США. Согласно прогнозам экспертов вплоть до 2005 г. мировой фармацевтический рынок бу­дет развиваться особенно интенсивно, темп роста объема продаж в 2002—2005 гг. в среднем составит 10,2 %. Если предположения экспертов окажутся верными, то к 2005 г. объем мирового фарма­цевтического рынка достигнет 587,9 млрд. долл. США.
Также высказывается предположение, что наиболее быстрыми темпами будет развиваться фармацевтическая отрасль в Северной Америке, где прогнозируемый прирост объема продаж составит 11,8%. Особенностью продажи фармацевтической продукции в США является быстрорастущая почтовая реализация. В 2001 г. по­ставки по почте превысили в структуре реализации 10 % и при­близились к отметке в 15 млрд. долл. Рост количества продаж ле­карственных препаратов по почтовым заказам вызван не только налаженной системой почтовых рассылок, но и повсеместным использованием электронной почты, доступной большинству пред­ставителей среднего класса. Интересным является тот факт, что в почтовых заказах соотношение оригинальный препарат/дженерик составляет 72/28, в то время как при обычных аптечных продажах это соотношение равно 59/41. Исследователи полагают, что по­добный вид распространения лекарств завоюет в ближайшее вре­мя и российский рынок. Несмотря на существующие в нашей стране проблемы по лицензированию такого вида деятельности, на Вла­дивостокском почтамте в конце 1999 г. была создана своя аптека, осуществляющая рассылку лекарственных препаратов, отпускае­мых без рецепта врача.
Российский фармацевтический рынок. Пережив кризис августа 1998 г., фармацевтический рынок вновь является одной из наибо­лее динамично развивающихся отраслей отечественной экономики. В 2000 г . темп роста рынка на 40 % превысил уровень 1999 г ., а рост объемов выпуска ЛС российскими производителями составил око­ло 150 % к уровню 1999 г . Объем внутреннего производства ЛС в 2000 г. составил 22—25 млрд. руб. (примерно 900 млн долл. США) про­тив 17,3 млрд. руб. в 1999 г. По данным Госкомстата, объем отече­ственного производства в 2001 г . составил 1022 млн. долл. США. Емкость фармацевтического рынка РФ на 2001 — 2003 гг. оценива­ется в оптовых ценах в 2,5 — 3,5 млрд. долл. США, а в розничных в 3,25 — 4,9 млрд. долл. США.
По данным НИИ экономики медицинской промышленности (НИИЭМП), в 2001 г . лицензии на производство ЛС имели 596 промышленных предприятий (перед распадом СССР было заре­гистрировано 44 предприятия), производящих около 2500 наиме­нований лекарственных препаратов и всего лишь 100 наименова­ний субстанций. При этом основной объем продукции — 89 % — выпускается на 168 базовых предприятиях, составляющих основу фармацевтической промышленности.
Негативное влияние на развитие фармацевтической промыш­ленности России оказали следующие факторы:
преимущественное инвестирование в фармацевтическую промышленность Украины и других союзных республик в 60-е гг. XX в.;
диспропорции формирования ассортимента, связанные с пла­новым укладом хозяйства, так как фармацевтические предприя­тия проектировались и строились с заранее определенным про­филем специализации. Кроме того, условия крупнотоннажного производства не позволяли оперативно изменять уже существу­ющий ассортимент. Капиталовложения распределялись таким образом, что основная их часть шла на строительство и реконст­рукцию заводов по производству витаминов и антибиотиков в ущерб другим отраслям химико-фармацевтической промышленности, особенно производству синтетических лекарственных препаратов;
разделение труда, существовавшее в рамках Совета экономической взаимопомощи, согласно которому в определенной стране происходила концентрация научно-технического потенциала, освоение технологических процессов, создание необходимых производственных мощностей в соответствии с той специализацией, которая была предусмотрена для данной страны. Результатом подобной специализации стало одностороннее развитие отечественной промышленности, потому что ей была отведена роль производителя химических субстанций и полупродуктов для химического синтеза;
нерациональной распределение производственных мощностей на территории СССР;
постоянное переподчинение промышленного сектора, которое можно объяснить его пограничным положением между химическим производством и медициной.
Необходимость самостоятельно выживать в новых условиях формирующихся конкурентных отношений наряду с ослаблением государственного регулирования явилась началом перехода предприятий к саморегулированию. Вполне закономерно, что те предприятия, которые раньше стали использовать саморегули­рование как процесс обеспечения жизнеспособности производ­ственной системы, получили больше конкурентных преимуществ по сравнению с теми предприятиями, где этот процесс был от­срочен.
Одним из основных проявлений механизма саморегулирова­ния стало перепрофилирование производства практически всех фармацевтических предприятий на выпуск готовых лекарствен­ных форм. Производство субстанций стало невыгодным, посколь­ку удельный вес материальных затрат (расходы на сырье, матери­алы, топливо, энергию и т.д.) в производстве составлял от 55 до 80 %. Цены на отдельные виды отечественных субстанций в 1,3 — 4,4 раза превышали цены на соответствующие виды импортных субстанций. Это сделало отечественные субстанции неконкурен­тоспособными.
Еще одним проявлением саморегулирования предприятий яв­ляется самостоятельная разработка ассортимента выпускаемой продукции и регулирование инвестиционного процесса. Задачи, которые стоят перед отечественной фармацевтической промыш­ленностью, требуют привлечения серьезных инвестиций. Разви­тие производства напрямую зависит от объема инвестиций в ос­новной капитал предприятий.
По данным НИИЭМП, доля бюджетных средств в общем объе­ме инвестиций в основной капитал предприятий медицинской промышленности за 1995—1999 гг. снизилась в 12,6 раза. Основ­ная часть предприятий может инвестировать в развитие производ­ства только собственные средства. В 1999 г. в развитие производ­ства ЛС было инвестировано 1,2 млрд руб., при этом из бюджета на все развитие фармацевтической промышленности было выделено 20 млн руб.
Одной из современных тенденций развития отечественной фар­мацевтической промышленности стало участие маркетинговых служб в формировании стратегии предприятия. Наиболее важной в настоящее время становится исследовательская и аналитическая работа маркетинговых подразделений. В условиях постоянно раз­вивающегося рынка необходим непрерывный анализ и обработка значительного потока информации.
Большинство российских производителей пришло к осознанию необходимости выпуска своей продукции в упаковке с хорошим дизайном, отвечающей международным требованиям качества. После введения в действие ОСТ 42-510—98 «Правила организа­ции производства и контроля качества лекарственных средств (GMP)», регламентирующего работу производителей ЛС по меж­дународным требованиям, на всех предприятиях начались работы по его реализации. Минздравом России и Минэкономразвития России определен срок приведения действующих производств в соответствие с требованиями GMP до 2005 г.
Важным фактором конкуренции является значительная доля импортной продукции на российском рынке. Доля отечественных ЛС в объеме потребления продолжает снижаться; если в 2000 — начале 2001 г. она составляла 50 —55 %, то к началу 2002 г. — око­ло 40 %; при этом объем импортных поставок в 2000 г. составил 1,3—1,4 млрд. долл. США против 0,86 млрд. долл. США в 1999 г. Соотношение отечественного производства и импорта медикамен­тов в стоимостном выражении в 2000 г. составило около 45 % и 55 % соответственно.
В настоящее время на российском рынке присутствуют при­близительно 750 иностранных компаний, которые в зависимости от влияния на конкурентную среду фармацевтического рынка можно условно разбить на три группы:
фармацевтические компании развитых стран (около 40) с до­лей объема продаж от 20 до 25 %. Поставляют оригинальные, не имеющие аналогов препараты, которые продаются во всем мире по монопольно-высоким ценам, чтобы компенсировать высокие затраты компаний на их разработку;
традиционные поставщики — предприятия Центральной Ев­ропы: Gedeon Richter (Венгрия); KRKA, Lek (Словения); BerlinChemie (Германия) и др. На их долю приходится около 50 % про­даж. Продукция этих предприятий хорошо известна и пользуется популярностью у российских потребителей;
предприятия стран СНГ, Прибалтики и Индии, основу бизне­са которых составляют дженерики, конкурирующие по ценам с продукцией отечественных производителей.
В настоящее время в России зарегистрировано более 16 тыс. лекарственных препаратов, а с учетом лекарственных форм и до­зировок — 170 тыс. Отечественные фармацевтические предприя­тия конкурируют в первую очередь друг с другом, так как, во-первых, выпускают продукцию, пересекающуюся по ассортименту, а во-вторых, имеют много общих аспектов деятельности (близкие стратегии поведения на рынке, сходный технологический уро­вень производства и др.).
Анализ ассортимента 180 отечественных производителей ЛС позволил выявить следующие закономерности:
Наибольшее количество общих ассортиментных позиций от­мечается среди мелких и средних фармацевтических предприя­тий, которые выпускают недорогие традиционные препараты, пользующиеся массовым спросом (например, настойки, спирто­вые растворы, мази). Такое соперничество не имеет серьезного значения для мелких предприятий и фармацевтических фабрик, поскольку их деятельность ограничена рамками собственного ре­гиона. Однако, когда подобный ассортимент выпускают крупные предприятия (например, ICN — раствор иода или «Нижфарм» -ряд мазей), они попадают в зону плотной конкуренции.
Группа препаратов традиционного ассортимента российских предприятий, давно освоенных и производимых в крупных масш­табах (например, антибиотики, анальгин, парацетамол, ацетил­салициловая кислота), представляет объект сильной конкуренции, поскольку число производителей достаточно большое, а масшта­бы производства не позволяют ограничить потребление рамками какого-либо географического региона.
Конкуренция в группе препаратов-дженериков (например фамотидин, трамадол, карбамазепин и др.), недавно освоенных отечественными предприятиями, в рамках программ по импорт-замещению представляется наименее напряженной, поскольку отечественных предприятий, выпускающих такие препараты, го­раздо меньше. Однако эта группа имеет ряд особенностей: во-пер­вых, чаще всего в ней конкурируют самые крупные российские предприятия (например, МХФП им. Н.А.Семашко, «Брынцалов-А», «Акрихин», ICN), во-вторых, эта группа испытывает сильнейшую конкуренцию со стороны зарубежных компаний.
Развитие фармацевтической промышленности характеризует­ся усилением процессов интеграции, выраженных в образовании финансово-промышленных групп. Это явление имеет закономер­ный характер, поскольку интеграция является устойчивой долго­срочной тенденцией мирового фармацевтического рынка. В насто­ящее время в российской фармацевтической промышленности уже сформировались четыре холдинга, на долю которых приходится более 40 % общего объема внутреннего производства. В 1996—1997 гт. это было связано с формированием холдингов ICN и «Верофарм», а в 2000 г. — холдингов «Отечественные лекарства» (ЭРКА-Ф) и «Фармтэк». Мировая практика показывает, что масштабы бизнеса в фармацевтической отрасли подчас являются решающим факто­ром успеха. Однако такое укрупнение отечественных предприятий имеет больше количественный характер, так как по существу ни один из вновь образованных холдингов не демонстрирует каче­ственного рыночного роста.
Посредническая сеть фармацевтического рынка по доставке то­варов конечному потребителю представлена независимыми по­средниками (оптовые предприятия) и розничными аптечными организациями.
Оптовый сектор фармацевтического рынка в последнее 10-ле­тие демонстрировал особо бурное экстенсивное развитие (макси­мальное число субъектов оптового звена достигало 7000 ед. по ко­личеству выданных лицензий, что соответствовало более чем 50-кратному увеличению). В настоящее время относительно стабильно на фармацевтическом рынке функционируют чуть более 1000 дист­рибьюторов (выдано около 5000 лицензий, активно работают около 2500 посредников). Безусловно, данное количество несравни­мо с числом оптовых компаний и оптовых складов в развитых странах, однако следует принимать во внимание терри­ториальные масштабы России и характер федерального устрой­ства. В связи с этим более объективным показателем деятельности дистрибьюторов является количество аптек, приходящихся на од­ного оптовика, в соответствии с которым можно выделить стра­ны с различным уровнем нагрузки, начиная от сверхмалого (сюда вошли страны, которые характеризуются или избыточным коли­чеством оптовиков — Россия, или малым развитием аптечной сети — Люксембург) и заканчивая сверхбольшим. Значительная нагрузка требует от оптовика большого напряжения маркетинго­вых, логистических и других сил.
Конкуренция среди оптовых организаций на фармацевтическом рынке России еще более усиливается на уровне отдельных терри­торий, где часто органами исполнительной власти лоббируются интересы государственных аптечных складов (например, по дан­ным Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (МАП России), в 2002 г. доля ГУП «Фармация» превышает определенный законода­тельно 35%-й уровень доминирования и составляет в республиках Мордовия — 70%, Чувашия — 67%, на Алтае — 60%, в Каре­лии — 52 %).
Отличительным признаком России является преобладание ап­течных продаж в обороте оптовых предприятий (более 60 %). В то время как в зарубежных странах, например Японии, оптовики реализуют большую часть лекарств (88 %) непосредственно через больницы и клиники, минуя аптеки. Это обусловлено ограничен­ными финансовыми возможностями отечественных больничных учреждений, а также прямым участием местных бюджетов в за­купках ЛС при остаточном принципе формирования расходов на лекарственное обеспечение. В этих условиях особую актуальность приобретает повышение эффективности взаимодействия на уров­не оптовое — розничное звено, которое должно быть организова­но таким образом, чтобы обеспечить его устойчивость и непре­рывность. Это требование напрямую связано с такими экономи­ческими принципами, как заблаговременность, приоритетность и перспективность в организации взаимодействия между субъек­тами оптового и розничного звена фармацевтического рынка.
Выделены три доминирующие модели интеграции дистри­бьюторов с аптечными организациями, основанные на балансе ин­тересов:
развитие собственной сети аптек, связанное прежде всего с обеспечением конкурентного преимущества через возможность товародвижения до конечного потребителя. Поэтому не случайно владельцами большинства существующих аптечных сетей являются дистрибьюторы различного уровня и производители, сочетаю­щие функции последующего распределения фармацевтической продукции («Время», «ICN-аптека», «Фармимэкс» — Москва, «Фармакор», «Невис» — Санкт-Петербург, «Лекарства Сибири» — Омск, «Вита» — Самара — лишь некоторые из дистрибьюторов, развивающие сети, причем не только в местах нахождения «го­ловного офиса», но и в других городах). Рост дистрибьютора в этом случае напрямую связан с расширением сети;
тесная интеграция с отдельными аптеками, в том числе через профессиональные ассоциации (ЦВ «Протек», «СИА Интернейшнл ЛТД», «Интерлизинг» и др.). Аналогичный тип отношений опто­виков и аптек сложился в Нидерландах. Так называемые «Объеди­нения фармацевтов» (эксклюзивные оптовики) снабжают фарма­цевтической продукцией только те аптеки, которые входят в дан­ное объединение;
партнерские отношения.
Общей тенденцией для всех стран является стремление к кон­центрации оптовых фармфирм. При этом следует выделить внут­реннюю и внешнюю концентрации. Примером внутренней кон­центрации является сокращение в США количества оптовых фирм с 1970 по 2000 г. почти в три раза. Рост продаж и соответственно доходов оптовых компаний при этом увеличился.
Внешняя концентрация выражается в поглощении оптовых струк­тур различных географических рынков. Так, компания Gehe AG усиливает свое присутствие на различных рынках путем целена­правленной политики приобретений оптовых компаний, среди которых британская ААН, французская ОСР, благодаря чему обо­рот с 1990 по 1995 г. возрос так же, как и объемы сбыта, почти в три раза и составил 134,4 млрд. долл. США. В настоящее время Gehe AG планирует приобрести компанию Lloyds Chemists, четвертую по величине на британском рынке.
Для большинства развитых стран характерна высокая степень концентрации оптового сектора фармрынка. Это приводит к соот­ветствующему контролю над рынком, осуществляемому несколь­кими крупными компаниями.
Например, по данным аналитиков, на долю трех крупнейших национальных дистрибьюторских компаний во Франции прихо­дится 86 %, Великобритании — 70 %, Германии — 63 %, Ита­лии — 28 % общего объема продаж. В России коэффициент кон­центрации крупнейших национальных дистрибьюторов ЦВ «Про­тек», «СИА Интернейшнл ЛТД», «Шрея корпорейшнл» состав­ляет чуть больше 30 %. Анализируя данную тенденцию, можно пред­положить дальнейшее увеличение концентрации оптовых органи­заций в России.
В настоящее время в оптовом звене наблюдается активное ис­пользование ведущими компаниями приемов диверсификации:
объемов торговой деятельности путем расширения ассорти­мента;
рынка, включая работу на его различных географических сег­ментах, а также вертикальную интеграцию, выражающуюся в раз­ворачивании отдельными дистрибьюторами собственного произ­водства и формировании аптечных сетей.
Начало XXI в. ознаменовалось переносом основного внимания на розничное звено фармацевтического рынка, так как в этом секторе активизировались процессы трансформации собственно­сти (приватизация, рост субъектов с частной формой собствен­ности), формирования фирменных аптечных сетей, усилилась кон­куренция. В настоящее время в РФ насчитывается свыше 19 тыс. аптек и около 50 тыс. аптечных пунктов и киосков. Таким обра­зом, на одну аптеку в стране приходится в среднем 2 аптечных пункта и 1,7 аптечного киоска. Через аптечные пункты оказывает­ся большая часть фармацевтической помощи в сельской местности.
Сокращение производственной функции значительно изме­нило направленность маркетинговой деятельности аптек и при­вело к уменьшению потребности в занимаемых площадях. По­следнему также способствовала децентрализация поставок, повы­шение их оперативности и сокращение товарных запасов. Наряду с аптечными организациями, имеющими традиционный торго­вый зал, появились аптеки с открытой формой выкладки значи­тельно расширившегося ассортимента парафармацевтической про­дукции, а часто и лекарственных препаратов, отпускаемых без рецепта врача.
Отсутствие регулирования в вопросах построения конструктив­ной конкуренции среди субъектов розничного звена фармацевти­ческого рынка приводит к ряду сложностей, таких, как низкая рентабельность деятельности, неравные условия функционирова­ния аптечных организаций, обремененных функцией бесплатно­го и льготного отпуска, наркотических ЛС и др.

Диссертация по теме
БАЛАШОВ Алексей Игоревич. ФОРМИРОВАНИЕ МЕХАНИЗМА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ
Скачать ФОРМИРОВАНИЕ МЕХАНИЗМА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ фармацевтической отрасли Балашов


Комментарии:

Добавить комментарий